vlush (vlush) wrote,
vlush
vlush

Categories:

Kaibyô Rashômon (о фильме «Черные кошки в бамбуковых зарослях»)

Фильм Канэто Синдо «Ябу Но Нака Но Куронэко», номинировавшийся на главный приз Каннского МКФ 1968 года рифмуют с его же, более ранней лентой, «Онибаба» («Женщина-демон»/1964/). Обе ленты выполнены в cхожей эстетике, насыщены яркой выразительностью «призрачного и ужасного», и в обеих заняты Нобуко Отова и Кей Сато.

В эпоху феодальных раздоров (сенгоку дзидаи) дружина воинов на окраине Киото насилует двух женщин - мать и невестку, - сжигая жертв в собственной хижине. Вскоре после этого, по ночам у ворот Расёмон объявляются женщины знатного происхождения, которые соблазняют одиноких самураев, увлекая последних в бамбуковую чащу. Наутро мужчин находят растерзанными...

Оказалось, что на тему «чёрных кошек» в японском кинематографе существует целый поджанр - «кайбиё эйга» (сказания о демонах-кошках, которые в японском фольклоре обладают магической силой и способны обитать в обоих мирах). Мне удалось насчитать до двух десятков подобных фильмов, но к числу доступных к просмотру в нашей стране относятся «Дом кошки-призрака» (1958) Нобуо Накагавы и «Призрачная кошка пруда Отама» (1960) Йосихиро Исикавы.

В неизбежном сравнении с вышеупомянутым шедевром («Онибаба») можно сказать, что «Куронэко» менее драматичен и жесток, более театрализован и иносказателен. Эстетика картины, отсылающая современного зрителя вдобавок и к легендарному «Кайдану» Кобаяси, направлена на создание впечатления ирреальности происходящего. Монтаж кадров настоящего леса с «бамбуковыми» декорациями добавляет ощущение призрачности границы между реальным миром и миром, где правят потусторонние силы, а медленные трэвеллинги, в минуты экранного напряжения прерывающиеся «коротким монтажом», производят тот эффект, который позволяет на протяжении десятилетий относить картину к жанру «ужасов». Визуальные эффекты – движущиеся бамбуковые заросли, летающие белые призраки, грим женщин-вампиров – по-прежнему, срабатывают. В фильме умело использованы «театральные» затемнения и хореографическая пластика театра Но, в контексте ленты выглядящая особенно зловещей и ритуальной.

Показательной оказывается не только изобразительная, но и содержательная часть фильма. Канэто Синдо подвергает критике традиционные ценности, словно насмехаясь – будь то кодекс «бусидо», как известно, строго следующий сословным разграничениям, или воспетая в национальной мифологии ратная доблесть самураев. В прологе картины самураи предстают дикарями. Воины появляются из леса как стая хищников, выходят на поляну, утоляют жажду из лужи, а, зайдя в хижину, накидываются, подобно животным, на еду и женщин; после надругательства удовлетворённые они снова уходят в лес. На протяжении варварской сцены не произносится ни единого слова, будто Синдо изначально развёл мир людей и животных, между которыми не может быть понимания, цивилизованного контакта. Впоследствии режиссёр ещё язвительнее посмеивается над носителями самурайской гордости, которые предстают трусливыми вельможами, проявляющих геройство разве что внутри дворцовых покоев, в окружении гейш и подобострастных вассалов.

В расстановке акцентов у Канэто Синдо, как и у его духовного учителя Мидзогути (в 1975-м году Синдо посвятил мэтру документальный фильм – «Жизнь одного кинорежиссера. Кэндзи Мидзогути»), читается обожание и преклонение перед женщиной. На первый взгляд, оказавшись жертвами поругания, женщины возвращаются в ином облике, чтобы отомстить за причинённую обиду, но не месть оказывается главным мотивом. Под личинами оборотней скрываются страдающие одинокие души, ищущие встречи с сыном (мужем), пропавшим без вести на полях междоусобиц. Они проявляют истинное благородство, когда готовы лучше пойти наперекор злым силам, которым подвластны, нежели погубить сына (мужа), оказавшегося по прошествии лет самураем (в то время как сам «доблестный воин» не перестаёт охотиться на женщин-демонов).

Укоренённый в национальной культуре культ жены (жертвующей собой ради мужчины) и матери (оберегающей своего ребенка) наполняет кайдан Синдо не только нравственным содержанием, но и пророческим звучанием. С позиции сегодняшнего дня тема мести оборачивается «предостережением в эру СПИДа», когда обреченными на погибель оказываются только те мужчины, которые проявляют признаки вожделения и не брезгуют случайными связями. Правда, по «Куронэко», смертельный вирус избирателен, поскольку поражает только мужчин как грубых и слабых созданий.

Оценка – 5,5 (из 6)

Просмотр: 22.08.2006, к/т «Иллюзион».

Выходные данные: «Yabu no naka no kuroneko», Япония, 1967, 98 минут, чёрно-белый, широкоэкранный.

Автор сценария и режиссер: Канэто Синдо.

В ролях:
Китиэмон Накамура (Гинтоки)
Нобуко Отова (Ёнэ, мать)
Кивако Тайти (Сигэ, невестка)
Кей Сато (Райко, самурай)
Тайдзи Тонояма (крестьянин)
Рокко Тоура (насильник)
Хидео Канце (Микадо)
Subscribe

  • "Однажды в ... Голливуде"

    Тарантино из анфан террибля давно и безвозвратно превратился в баловня судьбы и повального любимца. Каждое его появление затмевает собою не многих, а…

  • Дух огня-2019 (8). «Волшебный фонарь» (Амир Надери).

    В лос-анджелесском кинотеатре начинается последний показ фильма в пленочной проекции – в дальнейшем кинотеатр переформатируют для цифровых сеансов.…

  • Дух огня-2019 (2). midnight screening в Ханты-Мансийске

    Борис Нелепо представляет в большом зале "Югры Классик" фильм любимого Амира Надери, человека-пароля для синефилов всего мира - 'Волшебный фонарь'…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments